10 примеров современного рабства

2621

На самом деле рабство никто не отменял, его просто видоизменили, и теперь оно выглядит так:

1. Кредитные карты

Вова Жмыхин получает 30 тысяч рублей в месяц. Также у него есть несколько кредитных карточек с общим долгом в 100 тысяч рублей. За обслуживание этого кредита Вова ежемесячно платит банкам десять процентов от своей зарплаты: три тысячи.

При этом потихоньку выплатить кредит и перестать выплачивать дань ростовщикам Вова не может. Во-первых, его плотно держит на крючке такой приём как «минимальный платёж»: если Вова перестанет тратить деньги с кредиток, ему придётся в течение нескольких месяцев жить на половину зарплаты, чего он себе позволить не может.

А во-вторых, вокруг столько соблазнов, столько вещей-которые-можно-купить-за-деньги… что Петя не видит иного выхода, кроме как продолжать год за годом кормить жирующие на его беде банки.

Забавный факт: Вова давно уже мечтает о собственном бизнесе, при этом рентабельность в тридцать процентов годовых его более чем устроила бы. Однако организовать абсолютно железный гешефт — выплатить банкам долг и начать класть проценты по кредиту себе в карман — Вова не может. Матрица не разрешает.

2. Автомобили

Женя Манечкин любит автомобили. Раньше он ездил на метро, потом скопил денег на жигули. Сейчас перемещается на взятом в кредит Лансере. Денег у него в обрез, часто приходится экономить на самом важном, типа отпуска или врачей. Но жизни без своего автомобиля Женя уже не представляет.

Ему надо отдавать кредит за машину, расплачиваться за втюханное дилером дополнительное оборудование и несуразно дорогую страховку. Ему надо решать кучу мелких проблем с парковкой, с царапинами, с заменой расходников и с гарантийным ремонтом. Ему надо раз в сезон менять резину и три раза в неделю заливать себе полный бак.

Женя, в принципе, не жалуется. Каждый отдельный денежный впрыск в машину вполне посилен. Вот только если бы Женя тщательно подсчитал стоимость владения своим сокровищем, он бы выяснил, что узкоглазый четвероколёсный «друг» ежемесячно пожирает треть его зарплаты и половину его свободного времени.

Мог бы Женя купить себе вместо Лансера старую добрую Ладу Зубило, чтобы не заморачиваться вообще ни КАСКО, ни ржавчиной/царапинами, ни дорогими запчастями? Чтобы бросать машину где угодно, и чтобы чиниться за мелкий прайс в хорошем сервисе рядом с домом, без бумажной возни и без очередей?

Наверное, мог бы. Но если вы скажете Коле, что он выбрал себе машину не по уровню, Женя даже не будет посылать вас с вашими советами. Женя просто сделает удивлённые глаза и покрутит пальцем у виска.

3. Мелкие расходы

Саша Карабкин работает сантехником по вызову. Там тысяча, там две, здесь пятьсот рублей… в целом должен был бы получаться неплохой заработок. Однако в кошельке у Саши крайне редко скапливаются заметные суммы, он почти всегда на мели.

Почему?

Потому что Саша как зарабатывает деньги, так их и тратит: не считая. Пятьсот рублей на такси до дома. Тысяча рублей на обед в ресторане. Вроде как, работаешь и работаешь… а денег нет как нет.

Если бы Саша завёл себе блокнот и начал туда записывать все доходы и расходы, у него бы от ужаса зашевелились волосы. Саша бы увидел, что поесть в ресторане — это не жалкая тысяча за раз, как он думал, а пятьдесят тысяч в месяц, шестьсот тысяч в год. Саша бы увидел, что такси — это удобно и комфортно, но два месяца перемещений на маршрутках позволят ему купить новый компьютер, о котором он мечтает уже три года.

Однако как и положено нормальному рабу Матрицы, считать деньги Саша не считает нужным.

4. Свадьбы и дни рождения

Алина Скотикова выходит замуж. Алина работает помощником менеджера, её избранник — младшим инженером технической поддержки. Бюджет свежесозданной семьи — сорок тысяч рублей в месяц.

Бюджет свадьбы — $5000.

Почему бы Алине не расписаться тихо в ЗАГСе и не поехать отмечать обмен кольцами вдвоём с супругом в какой-нибудь тихий ресторанчик? Зачем ей этот петросянистый тамада, зачем ей эти позорные конкурсы, зачем ей эта толпа пьяного быдла, неуклюже топающая ногами под Верку Сердючку?

Зачем надо залезать в долги, разорять родителей, кормить и поить людей, которые, будем откровенны, вполне в состоянии поесть и выпить за свой счёт? Алина ведь не дура и понимает, что если она не будет устраивать свадьбу, никто на это и внимания не обратит: пожмут плечами и забудут на следующий день.

Причин спускать в никуда годовой доход семьи у Алины две. Во-первых, так ей приказывает Матрица в лице наших обычаев и традиций. Во-вторых, Алине хочется покрасоваться в белом платье и Алина считает, что год работы двух человек — вполне нормальная цена за несколько свадебных фотографий.

Конечно, защитники наивной девушки могли бы сказать сейчас, что свадьба бывает раз в жизни… Но ведь есть ещё дни рождения, похороны, отмечания Нового года. Сколько денег Алина будет спускать ежегодно на эти бестолковые посиделки?

think

5. Сигаретно — алкогольный круг

Серега Петлюхин периодически смотрит в зеркало и думает, что надо бы, наконец, записаться в тренажёрный зал: убрать пивной животик и взбодрить мышцы гирями-гантелями. Однако Серега работает пять дней в неделю, перед работой он выкуривает сигарету с чашкой кофе, а после работы выпивает кружку-другую разбавленного этанола.

Он вовсе не алкоголик: Серега верит, что никотин и спирт в малых дозах если не полезены, то хотя бы не особовредны.

Однако работа и никотин и алкоголь так хорошо структурируют его время, что записаться в тренажёрный зал ему решительно некогда, да и сил после подвигов трудовых на подвиги спортивные уже не остаётся.

Острых причин менять ритм своей жизни у Сереги нет. Просто Серега выглядит на десять лет старше своего возраста и всё время чувствует себя слегка паршиво… но в целом всё ок.Матрица держит Серегу стальной хваткой. Шансов сорвать со своего горла её пальцы у Сереги, прямо скажем, мало.

6. Реклама

Анжела Понкина пьёт колу, курит мальборо, жуёт орбит и жрёт в три горла гамбугеры в Мак Доналдсе. От неё всегда пахнет шанель, а свой айфон Анжела носит в сумке от луивиттон.

При этом Анжела уверена, что реклама на неё никак не действует, а больной желудок и пустой кошелёк — это её собственный выбор.

Хищные рыла с телеэкранов хором поддерживают Анжелу в её наивном заблуждении: «Ты свободный человек, Анжелочка, ты умная и красивая женщина, ты всегда абсолютно добровольно и независимо выбираешь, кому из нас ты покорно отнесёшь очередную свою зарплату».

7. Дорогие вещи

Артем Щебкин не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи. Точнее, он вообще не богат. Артем — нищеброд, и денег у него часто не хватает даже на то, чтобы купить себе домой пачку хорошего чая.

Однако говорить «идите вы как можно дальше, это для меня слишком дорого» Артем не умеет. Из-за этого он постоянно покупает себе вещи, при виде которых даже у гораздо более обеспеченного человека на горле немедленно смыкаются холодные зелёные лапки.

Кожаная курткаценой в две зарплаты? Я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи. И плевать, что в размерах и фасонах Артем не разбирается, из-за чего выглядит в этой
куртке как брат скупщика краденого.

Ноутбук последней модели за сто тысяч рублей? Я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи. Возьму кредит под безумные проценты, буду два года питаться овсяной кашей с солью и ездить зайцем на метро, но зато у меня на полке будет пылиться красивый серебристый ноутбук.

Спрашивается, и чего бы Артему не быть поскромнее, и не покупать себе вещи чуть попроще, но в пять раздешевле?

Да всёпросто. Артем ленится потратить полчаса времени, чтобы адекватно оценить свои возможности и потребности. Ему проще кавалерийски рубануть рукой и сказать «я решил, покупаю». Кроме того, несмотря на дырявые ботинки и заклеенные скотчем очки, Артем почему-то стесняется признаться себе, что он тратит свою жизнь на доказательство окружающим своей значимости.

8. Ремонт

Зина Пузина считает, что квартиры нынче слишком дорогие. Один Бог знает, каких усилий ей и её семье стоила эта новая двухкомнатная квартира. Теперь Зина делает в квартире ремонт.

Возьмём, например, кухню.

Можно пойти в строительный магазин и купить там простую кухню, тысяч так за восемь рублей. За эти деньги Клава получит несколько скромных, но все же, как ни как выполняющих свои функции шкафчиков из, пусть безо всяких претензий на дизайн, но всё же умеющих хранить внутри себя тарелки и кастрюли.

Можно пойти к шведам в ИКЕА и выбрать себе уже что-нибудь поприличнее, тысяч так за пятьдесят. Качество, конечно, будет не фонтан, но если найти хорошего сборщика, который потратит несколько дней на доводку изделий прижимистых шведов до ума, получится вполне себе даже стильно.

Можно навестить какую-нибудь нашу мебельную фабрику и выбрать из каталога кухню под заказ. Это будет уже тысяч двести, но зато подружки Клавы будут одобрительно цокать языками при виде подсветки внутри шкафчиков и синусоидного карниза над пылесборными декоративными полочками.

Можно зайти в салон итальянской мебели и поддаться скромному обаянию буржуазии. Там цены на кухни начинаются где-то от одного миллиона рублей, но если немного повезёт, можно будет отхватить что-нибудь из старой коллекции с огромной скидкой…

Спрашивается, какого хлора Зина при всём богатстве выбора купила кухню за восемьсот тысяч рублей? Это же годовая её с мужем зарплата! При этом никаких накоплений в семье не намечается, им и так пришлось занимать, чтобы завершить ремонт к зиме.

Нет, я понимаю, кухня — это важно, кухня — это надолго, Италия — это качество… Но, если Зина не могла никак повлиять на цену квартиры, то вот хотя бы цена ремонта была в её власти? Вот серьёзно, если бы Зина потратила на ремонт не два миллиона, а триста тысяч рублей — что, сэкономленные три года работы (три года жизни!) не окупили бы ей моральных страданий от вида простой плитки и тонкого ламината? Не разумней ли было бы эти деньги потратить на саморазвитие, чтобы уже через небольшой промежуток времени иметь возможность заработать достаточно на дорогой ремонт, не затягивая ремни и не залазя в долги.

9. Нытьё

Максин Ныткин постоянно рассказывает знакомым истории, одну просто удивительнее другой. Про кризис. Про какую-то политоту, митинги. Максим вечно недоволен, у него постоянно кто-то неправ: то начальник, то гаишник, то президент какой-то далекой страны.

Конечно, Максим имеет право в кругу друзей высказывать свое объективное, на его взгляд, мнение о ком угодно. Но ведь Егор постоянно страдает из-за чужих проблем. Привычка лезть в чужие проблемы регулярно заставляет его чувствовать гнетущее бессилие, осознавать, что где-то что-то плохо, а он не может ничего изменить.

Если бы Максиму кто-нибудь объяснил, что наш мир устроен несправедливо, и что неплохой способ сделать его лучше — начать с самого себя, Максим, наверное, давно бы уже был на какой-нибудь руководящей должности. Мозги и руки у Максима на месте, энергия из него так и прёт.

Вот только Максим, к сожалению, предпочитает тратить свою неистощимую энергию не на созидательную деятельность, а на обличение и наказание людей, которые — по мнению Максима — ведут себя неправильно.

Сам Максим считает себя хорошо приспособленным к жизни человеком: он умеет скандалить и стоять на своём, может при случае даже в морду дать. Друзья же смотрят на Максима с плохо скрываемой жалостью. Так как Максим постоянно вляпывается на ровном месте то в скандалы, то в драки, то даже в какие-то нелепые суды.

10. Недосып

Настя Одинкова спит по шесть часов в день. Иногда — по пять часов. Глубоко уверенна, что ей этого достаточно, но вот только почему тогда по утрам так тяжело приходится… Вытянула себя с кровати, хлопнула кофе и давай суетиться до самой ночи.

Другая девушка на ее месте давно бы уже задумалась о том, что как-то неправильно живет. Но Настя вот уже много лет не высыпается, и думать она уже давно отучилась. Когда у Насти выпадают свободные полчаса, она наливает себе очередную чашку какой-нибудь бодрящей бурды и… садится тупить. Смотрит телевизор, втыкает в интернет, просто глядит осоловевшими глазами в стену и гоняет по кругу пустые мысли.

Со стороны кажется, будто выйти из этого порочного круга очень просто. Надо просто взять себе за правило нырять под одеяло ровно в одинадцать ночи. Пара недель восьмичасового сна, и Настю будет не узнать. Она станет спокойной и доброй, перестанет гавкать на людей и начнет все успевать.

Но… чтобы в ритме вальса переделать все дела к одиннадцати вечера надо совершить над собой неимоверное волевое усилие. А на такое усилие сонная и уже мало соображающая Настя, увы, не способна.

Невыспавшаяся Настя будет ежедневно тратить несколько часов на разного рода бессмысленную ерунду. Из-за этих потерянных часов Настя будет ежедневно ложиться не в одинадцать, а в час. А в восемь утра — хочешь или не хочешь — ей придется невыспавшейся вставать и копытить на работу. Где уж тут задумываться о какой-то там смене деятельности и успешном будущем. Это это так, исключительно для тех кому подфортило, а не для таких честных и порядочных героев сегодняшних историй.